В скандале с утилизацией опасных медицинских отходов на Южном Урале — новые подробности. Руководитель ООО «Уралвторресурс» уверен в своей позиции.

После публикации наделавшего много шума отчёта Объединённого народного фронта прокуратура, санитарные службы и Росприроднадзор Челябинской области приступили к проверке цеха по утилизации опасных медицинских отходов категорий «Б» и «В» предприятия ООО «Уралвторресурс» (Красноармейский район). Проверки ещё не закончены, официальных заключений нет, поэтому в данный момент представляют большой интерес комментарии гендиректора «Уралвторерсурса» Дениса Пескова.

У него есть своя версия как по части причин рейда ОНФ, так и по части соблюдения правил обращения с опасными медицинскими отходами на его предприятии. По мнению Пескова, визит команды ОНФ в цех под Октябрьским был не случаен, ревизоры прибыли по «наводке» конкурентов.

Прежде, чем продолжить разговор о позиции Пескова, коротко напомним историю сюжета.

Предыстория

Скандал разразился в начале недели после публикации пресс-службой челябинского регионального отделения ОНФ отчёта о проверке ООО «Уралвторресурс» — предприятия, зарабатывающего на утилизации медицинских отходов. «Фронтовики», прибывшие в цех возле посёлка Октябрьский в Красноармейском районе для проверки анонимной жалобы, были потрясены. По их словам, поступившие на объект по договорам с медучреждениями использованные шприцы, катетеры, капельницы и прочее одноразовое оборудование просто складывалось на землю, содержимое рваных пластиковых мешков (опасные медицинские отходы класса «Б») было разбросано как попало. Отходами занимались работники без средств индивидуальной защиты.

Утилизация опасных медицинских отходов на Урале: что происходит на территории ООО «Уралвторресурс»

По итогам рейда Виталий Вороной, возглавляющий региональную группу общественного мониторинга, заявил, что «под Октябрьским обнаружена биологическая бомба». Столь серьёзный уровень угрозы мотивировался тем, что любой из работников мог стать разносчиком опасной инфекции, также опасность исходит от птиц и грызунов, способных разносить инфекции.

Первая реакция властей

О проблеме было сообщено в районную прокуратуру и региональное управление Роспотребнадзора. Также активистами ОНФ были направлены жалобы в Облминздрав. На данный момент известно, что прокуратура Красноармейского района инициировала проверку, но для выводов нужно дождаться заключения экспертов. В Минздраве считают, что они должны дождаться результатов проверок Роспотребнадзора, прокуратуры, а после этого принимать собственные меры.

Разумеется, о расторжении контрактов с «Уралвторресурсом» в Минздраве речи не ведут, и в этом есть свой резон.

Дело в том, что утилизация отходов деятельности не входит в компетенцию медучреждений. Каждая больница или поликлиника заключает договор на вывоз своих отходов самостоятельно за счёт средств Фонда обязательного медицинского страхования. Контракты заключаются в соответствии с Федеральным законом №44, и максимум того, что может проверить Минздрав — законность проведения конкурсных процедур. Сама деятельность подрядчика — вне зоны ответственности медиков.

Источники в прокуратуре Красноармейского района в свою очередь подчёркивают, что речь может идти только о наказании за нарушение положений СанПиНов.

Более того, «несмотря на громкие заявления ОНФ и страшные фотографии с места, на деле всё пока выглядит не так ужасно», — разъясняют в прокуратуре.

Первая реакция общества

По мнению жителей, всё выглядит именно ужасно. Их можно понять, поскольку фотографии демонстрируют действительно удручающую картину. Обыватель шокирован, что подтверждается даже моментальным распространением информации. Пользователи соцсетей в разных, не имеющих отношения к Красноармейскому району, сообществах уже увлечённо обсуждают потенциальные угрозы.

Утилизация опасных медицинских отходов на Урале: что происходит на территории ООО «Уралвторресурс»

Всех пугает гепатит от укусов полевых мышей, туберкулёз, разнесённый в дома голубями, и эпидемии, которые начнутся с семей работников «Уралвторресурса».

Комментарии ОНФ

Представители Объединённого народного фронта заняли максимально жёсткую позицию. В их представлении картина, открывшаяся в Октябрьском, свидетельствует о том, что «Уралвторресурс» даже и не планировал проводить правильную утилизацию медицинских отходов! Подтверждение этому найдено в договорной практике компании.

Виталий Вороной заявил, что по его сведениям компания при заключении контрактов снижала цену на 80–90%.

«Действительно, каждая больница заключает договор самостоятельно, — рассуждает Виталий Вороной. — И, естественно, раз речь идёт об аукционе, выигрывает тот, кто предложит наименьшую цену. Так вот, по моим сведениям, компания из-под Октябрьского при заключении договоров на 2017 год сбрасывала первоначальную стоимость на 80-90%! При таком демпинге может быть реальным добросовестный бизнес? Получать прибыль при таких скидках возможно, только полностью забыв про санитарные нормы и выполняя работу спустя рукава!». Кроме того, он заявил, что «помытые одноразовые приборы снова попадают в больницы», поскольку «Уралвторресурс» работает на вторичном рынке.

Однако Вороной всё же делает оговорку, что он не специалист в этой области и надеется на выводы экспертов.

Ситуацию комментирует представитель бизнеса

Директор компании «Гермед» (Екатеринбург) Андрей Редькин сообщает, что ситуация с фантастическим снижением цен на конкурсах по утилизации медотходов — явление распространённое. Своё видение ситуации он раскрывает на примерах.

«Мы знаем, что согласно имеющимся положениям подрядчик должен забрать отходы из больницы, доставить их на пункт переработки и утилизировать. Рассмотрим ситуацию, когда подрядчик из Екатеринбурга подписывает контракт с больницей в Сургуте. Расстояние между ними 1300 километров! Кто поверит, что утилизация будет по всем правилам? Здесь расходов по транспортировке достаточно для разорения. Дешевле спрятать отходы в лесах, а их вокруг предостаточно, — рассуждает он. — В Челябинске положение такое же. Медотходами занимаются некие ребята, у которых всё «правильно» с депутатами местной думы. У них полная свобода, никто их не проверяет на предмет соблюдений СанПиНов. Все понимают, соблюдать их нужно, но для этого придётся очень серьёзно вложиться в свой бизнес».

Утилизация опасных медицинских отходов на Урале: что происходит на территории ООО «Уралвторресурс»

Редькин твёрдо убежден: правильное обращение с медицинскими отходами становится нерентабельным при расценках менее 60–70 рублей за утилизацию одного килограмма отходов. Эти цифры учитывают средние затраты на транспорт, оплату труда, обучение персонала. При таких расценках ещё возможно приобретение спецтары и обслуживание специальных устройств для утилизации.

На практике больницы и поликлиники объявляют стартовые цены в районе 120 рублей за килограмм, что вполне приемлемо. «Однако на конкурсах превалирует сильнейший демпинг, и побеждает цена, при которой обязательства можно выполнить без убытка, только полностью нарушив правила», — утверждает эксперт.

В качестве наиболее вопиющего примера демпинга Редькин называет ситуацию на конкурсе весной 2016 года. Тогда Еманжелинская городская больница №1 предложила начальную цену 1,333 млн рублей. После конкурса договор был подписан по цене 13,33 тыс. рублей!

Стоит отметить, что  загадочное ООО «Уралвторресурс» и его дочерняя фирма ООО «Котельная №3» в этом аукционе принимали участие, но не смогли предложить столь низкой цены, как победитель конкурса — ООО «Экостандарт».

Продолжим разговор о ситуации с «Уралвторресурсом». Цех по утилизации медицинских отходов возле посёлка Октябрьский открылся в 2015 году. Запуск предприятий такого рода не обходится без пристального внимания контролирующих органов и местных властей. В том же 2015 году компания заключает контракты на сумму 15,2 млн рублей. Заказчики у цеха разнообразны, начиная от детских центров и заканчивая Погрануправлением ФСБ по Челябинской области. По всей видимости, претензий к территории и оборудованию тогда ни у кого не было.

Понаблюдаем за работой компании. Данные с сайта государственных закупок свидетельствуют, что за 2015 год ООО «Уралвторресурс» и его «дочка» ООО «Котельная №3» делали заявки в 57 конкурсах. Данные того же сайта прямо указывают, что значительное снижение цен по сравнению со стартовой являлось обычной практикой в этом сегменте.

Так, в октябре 2015 года цена контракта с МБУЗ «Городская клиническая больница №11» (Челябинск) падает с 2 млн руб. до 499 тыс. руб., в декабре того же года «Котельная №3» выигрывает конкурс на утилизацию отходов класса «Б», объявленный МУЗ «Детская стоматологическая поликлиника» г. Челябинска. Цена контракта — 94 тыс. руб. при первоначальной цене 373 тыс. руб. Так же почти в четыре раза сбрасывается цена в контракте с Коркинской центральной больницей:  с 1,88 млн руб. до 424 тыс. руб.

Идём дальше, простые расчёты показывают, что в 2016 году стоимость уничтожения отходов ГКБ №11 составляла 172 руб. за 1 килограмм. В 2017 году такой же контракт заключается уже в пять раз (!) дешевле по цене 33 рубля за килограмм! Складывается впечатление, что цена уже не играет роли, главное — заключить контракт!

Очевидно, что такое обвальное снижение цен на недешёвую, в общем-то, услугу должно иметь какое-то объяснение. Мнение Виталия Воронина мы уже знаем, добавим комментарий Андрея Редькина.

«У такого демпинга есть свой смысл — очистить свою нишу от конкурентов и затем получать прибыль от всех клиентов», — полагает Андрей Редькин. Осуществлять такой замысел помогает безразличие руководства медицинских учреждений к тому, кто занимается утилизацией отходов. Далее Редькин констатирует: «Очевидно, больницы и поликлиники не отвечают за утилизацию отходов, да врачи и не должны этим заниматься. Они, согласно ФЗ-44 могут только проверить, на каком основании кандидат снижает цену более, чем на 25% от стартовой, но, видимо, это не даёт эффекта. Кроме того, играет свою роль фактор наличия всевозможных лицензий. Например, у того же «Уралвторресурса» несколько разных лицензий, что, конечно, добавляет ему солидности. Изображения на сайте никто особо не разглядывает, просто включается рефлекс: лицензии есть, значит, подрядчик законный. В результате у нас есть все шансы получить в наших лесах зоны, не менее опасные, чем могильники с «сибирской язвой»».

В целом, можно считать, что Воронин и Редькин, расходясь в деталях, сходятся в главном. По их мнению, цены указывают на то, что медицинские отходы никто и не собирается утилизировать. Их вывозят и затем избавляются от них по каким-то простейшим схемам. Такая точка зрения заслуживает внимания, но виновник скандала Денис Песков говорит, что есть ещё один вариант, объясняющий буквально всё!

Удар со стороны конкурентов

Директор ООО «Уралвторресурс» совершенно согласен с тем, что его компания демпингует, чтобы получить контракты. Соглашается он и с тем, что договор с транспортировкой на сотни километров невыгоден. Однако Денис Песков уверяет, что его бизнес построен по иной схеме, в которую правильная утилизация отлично вписывается и при таких ценах.

«Дело в том, что, например, из горно-заводской зоны области (Златоуста, Усть-Катав, Сатка) мы транспортируем отходы только для утилизации, они нужны нам как сырьё для переработки. По договору с больницами шприцы, капельницы и пр. дезинфицируются на месте. Мы принимаем их уже обеззараженными, — утверждает Песков. — Наши сотрудники под посёлком Октябрьский не занимаются сортировкой действительно опасных отходов. Мы вывозим их, разбираем, сортируем по типам пластика. Например, колба и поршень шприца дают два материала — полипропилен и полиэтилен. Эти материалы идут на переработку, и в нашем же цехе на улице Героев Танкограда в Челябинске из них выплавляются новые изделия. Прибыль мы получаем не от контрактов с больницами, а от продажи новых шприцев, контейнеров и прочего».

Фактически на тендерах идёт борьба за сырьё для вторичной переработки. Это редкий для бизнеса вариант, когда сырьё не то, что не покупается, но тебе за него ещё и платят! Становится понятным, почему претенденты на контракт так легко и активно снижают цены.

«В Челябинском регионе помимо нас действуют две местные компании, работают фирмы из Екатеринбурга и Стерлитамака. Понятно, что плечо логистики должно мешать снижению цен коммерсантами из Екатеринбурга или Уфы, но уверяю вас, заявки победителя выигрывают с разницей рубль за один килограмм! Стартуют все с 1500–2000 рублей за килограмм, а финал наступает при ценах в районе 20 рублей! Давно не секрет, что мы боремся за отходы, а не за деньги, которые нам заплатит больница».

Таким образом, тендеры в больницах — это не что иное, как конкурентная борьба за пластиковое вторсырьё. Борьба идет жестокая, и визит ОНФ отлично вписывается в контекст этой борьбы. Денис Песков уверен, что жалоба в ОНФ — это дело рук конкурентов.

«В Октябрьском мы с 2015 года, — напоминает Песков. — Нас проверяла прокуратура, Роспотребнадзор, депутаты. У нас ничего не валяется на земле, везде бетонированное покрытие с ливневыми стоками, сделанное по СанПиНам, есть разделение на «грязную» и «чистую» зоны. У нас всё в порядке».

Песков не отрицает, что на территории цеха есть красные контейнеры с особо опасными отходами. Они уничтожаются, когда у работников перерывы в сортировке прочих отходов. Для этого приобретена специальная печь. В целом, Песков уверен в своей правоте, предлагает дождаться заключения экспертов и уже после этого делать выводы.

Источник: https://www.znak.com